Перейти к публикации

news

Пользователи
  • Публикации

    12
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Обычный

1 подписчик

О news

  • Звание
    Новичок
  1. OKCoin заявила о 2-х пунктах плана реакции на закрытие их банковского счета в Торговом банке Китая: 1. Новый способ пополнения юаней с помощью кодов (наподобие уже откатанного метода BTCChina) 2. Сайт зарубежом http://www.cryptocoinsnews.com/news/bitcoin-markets-rise-news-chinese-bitcoin-exchanges-response-plan-bank-accounts-closing/2014/04/11
  2. Речь идет о продаже порядка 1,5% всех существующих биткоинов. Неизвестно как будет происходить продажа - единовременно или частями. http://www.coindesk.com/us-government-announces-sell-25m-worth-silk-road-bitcoins/
  3. news

    Новости от CoinSpot

    http://coinspot.ru/news/zakon-vremen-grazhdanskoj-vojny-v-ssha-mozhet-ostanovit-bitkojn/
  4. http://bitnovosti.com/2014/01/07/taobao-otkazyvaetsa-ot-bitcoinov/
  5. Криптовалюта? Ваша ставка не сыграет Ball on Zero on Roulette Wheel Инвесторы уже давно взяли на заметку, что, как показала история, правительства не допустят успеха частных денег, таких как биткоин. Несмотря на ведущуюся в последние несколько недель борьбу с биткоином в Соединенных Штатах, сторонники криптовалюты не теряют оптимизма. «Биткоин — это будущее», — говорят они нам. Он предвещает будущее, в котором частные валюты, не имеющие привязки к какому-либо государству, свергнут доллар и других денежных динозавров. Извините, но будущее не за биткоин. Во всяком случае, это возврат к более раннему историческому периоду, когда частные деньги были широко распространены наряду с государственными. На самом деле, если убрать технологические атрибуты – шифрование и p2p-сети – биткоин по своей сути напоминает эти ранние попытки запуска частных денег. Это не упрощенная историческая параллель. Альтернативные валюты остались в прошлом благодаря длившимся десятилетиями правительственным кампаниям, направленным на монополизацию денежной массы. Было бы глупостью для сторонников биткоина не прислушаться к историческому опыту, который был свидетелем и взлетов и падений частных денег. Среди защитников широких гражданских прав появилось расхожее мнение, что это одновременно естественно и желательно для правительств монополизировать эмиссию валюты и ее объем. Правители и регенты на протяжении всей истории также верили в это, утверждая, что только они могли как выпускать деньги, используемые своими гражданами, так и обесценивать их, причем с той же частотой Но такие требования денежной независимости столкнулись с реалиями денежного обмена. На протяжении веков правители не могли вывести конкурирующие валюты из обращения. Это было еще сложнее для частных монет, которые служили разменными деньгами среди низших классов общества. Денежный историк Эрик Хеллейнер говорит, что в Англии купцы выпускали монеты низкого номинала, изготовленные из меди, свинца и олова, начиная с 13 века. К 17 веку, около 3 тыс. различных предприятий в одном только Лондоне выпускали «несанкционированные» жетоны. Власти закрывали на происходящее глаза в значительной степени потому, что были не в состоянии поставлять столь необходимую мелочь. Действительно, к 1787 году, лишь 8% всех медных монет в обращении выглядели так, словно они были выпущены с монетного двора, следовательно, большинство остальных, скорее всего, подделка. Аналогичные условия были везде. Хеллейнер также считает, что в 1766 году, например, в столице Мексики Мехико около 2 тыс. лавочников выпускали свои собственные монеты. Частные деньги получили дополнительный импульс в период промышленной революции, когда британские заводчики стали отчаянно нуждаться в мелочи для того, чтобы платить заработную плату рабочим. Ученый в области истории экономики Джордж Селджин заметил, что промышленники чеканили свои собственные денежные средства в гораздо больших количествах и по более низкой цене, чем было способно само правительство. В то время возможность «делать деньги» не было эксклюзивным правом правительства. Большая часть той валюты состояла из монет из меди, иногда серебра, и только к 19 веку распространение получили частные деньги в бумажном виде. В японском городе Токугава, например, местные лорды выпускали свои собственные бумажные дензнаки, которых к 1860 году в обращении было свыше 1694 видов. Кроме того, в США государственные корпорации (в основном банки) издавали головокружительное разнообразие так называемых «банкнот». К началу гражданской войны, по крайней мере, 10 тыс. различных видов бумаг обращались наравне с монетами, выпущенными монетным двором США. Подобные исторические факты не были единственным свидетельством слабости правительства в денежных делах. В большинстве стран иностранные монеты зачастую распространены наряду с официальными монетами, а иногда они даже вытесняли их. Самым известным примером такого является испанский песо или серебряный восьмерик, который был де-факто валютой в Америке. Если бы вы были в США в то время и попросили бы долларовую монету, то с большой долей вероятности вы получили бы испанский восьмерик, отчеканенный в таком месте, как Потоси, Боливия. Такие монеты оставались законным платежным средством в стране до 1850-х годов; в других странах, таких как Китай, они служили де-факто валютой и в 20 веке. Так что же изменилось? Как удалось правительству, которое не показывало особого желания, не говоря уже способности, реализовать свою денежную независимость, прийти к монополии выпуска денег? В 19 веке националистически настроенные политики в ряде стран увидели, что частные и иностранные валюты, циркулирующие на территории их государства, являются препятствием на пути создания целостного государства и национального рынка. В частности, реформаторы настаивали на стандартизации и контроле над мелкими деньгами в целях сокращения операционных издержек. В то время как тысячи различных видов валют могут работать достаточно хорошо для небольших местных рынков, национальные рынки требовали официальные национальные денежные средства — такова была основная мысль. В Великобритании правительство еще в 1812 году взяло национальную валюту под полный свой контроль, запретив хождение частных жетонов и закрыв всех их производителей, а также нарастив производство стандартизированных медных монет. В США подобная реформа пришла по разным причинам позже. Конец эпохе частных бумажных денег был положен во время гражданской войны благодаря всеобъемлющему законодательству в денежной сфере. Согласно ему были приняты стандартизированные денежные знаки «гринбаксы», а все остальные, начиная с 1866 года, были обложены налогами. Это было острой необходимостью во время войны и было оформлено как акт патриотизма. Как сказал один из защитников эксклюзивного выпуска валюты в самые тяжелые дни войны, «правительство и народ… будут впервые неразрывно соединены и объединены. Люди приобрели бы новую и прямую заинтересованность в поддержке правительства, так как от их валюты будет зависеть безопасность на поддержание этого правительства». Сторонники более мощной центральной власти пришли к общему выводу, что единообразная государственная валюта является необходимым средством реализации национальных проектов от сбора налогов до влияния на экономическую ситуацию в стране за счет контроля денежной массы. Создание центральных банков было продолжением этой логики, предоставляя государству еще больше контроля над валютой. Хеллейнер утверждает, что даже дизайн национальных денег стал рассматриваться как средство воспитания на верность государству, и национальные образы стали обычным явлением на валюте того времени. Все это было достигнуто огромной ценой и в значительной степени противоречиво. Искоренение старых валют и исключение конкурирующих валют из обращения было монументальной затеей, и в большинстве стран на это ушли годы. Частные монетные дворы отбивались, так же как и выпускающие негосударственные валюты, но, в конце концов, экономические националисты одержали победу, пробиваясь с боями против оппозиции и преследованием любого, кто смел бросить вызов денежной прерогативе государства. Эти процессы были завершены в основном к началу 20 века. Любой, кто думает, что биткоин восторжествует должен верить, что он преуспеет там, где предыдущие поколения частных валют не смогли, что он сможет отобрать у государства власть, которая накапливалась столетиями, которую ревниво охраняют и безжалостно применяют. Такие мысли весьма нелепы, а еще опасны, если вы инвестор. В самом деле, люди, которые верят, что правительства стран мира позволят криптовалюте без национальной принадлежности захватить завоеванные денежные прерогативы, просто не видят будущего. Они живут в прошлом. Автор Стивен Мим — профессор истории в Университете Джорджии, источник canberratimes.com.au
  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×